deilin: (Default)
Противовирусные препараты. Что это такое, и с чем их едят.

Очень часто на территории бывшего СССР родители обращаются к врачу–педиатру по поводу острого респираторного заболевания у ребенка, и так же часто назначаются противовирусные препараты. Ведь на первый взгляд все логично - вирусная инфекция, и препарат должен быть «противовирусный».

Фокус в том, что с бактериальными инфекциями врачи более-менее научились бороться, и отсюда желание по аналогии при каждой вирусной инфекции назначить противовирусный препарат.

Что же на данный момент есть в арсенале из противовирусной терапии?
Read more... )

4.Респираторные вирусные инфекции:
При гриппе доказана эффективность 2 групп препаратов- это:

1)блокаторы М-каналов (римантадин, амантадин).

2)Ингибиторы нейраминидазы:
Озельтамивир (Тамифлю) и занамивир (Реленза).
Препараты используются при тяжелом течении гриппа.

Респираторно-синцитиальный вирус (RSV) – пр тяжелом бронхиолите у детей 1 года используется ингаляционный рибавирин (в России не регистрирован) Для профилактики РСВ инфекции у отдельных групп пациентов (БЛД, пороки сердца) используется моноклональное антитело - паливизумаб (Синагис).

В принципе, это все, что есть.

Теперь кратко про то, что рекламируется и продается в России:

Арбидол – существует только в России, полноценных клинических испытаний по препарату не было. Доказанной эффективностью и безопасностью не обладает.

Амиксин, лавомакс (тилорон). Препарат изучался за рубежом в 80 гг, в исследованиях показана высокая токсичность препарата (липидоз печени, сетчатки), после чего исследования свернуты.

Виферон – любимый препарат от всех заболеваний у отечественных педиатров, продается и назначается тоннами. Содержит рекомбинантный интерферон альфа-2 B. По нему есть 2 точки зрения:
Препарат – плацебо, так как интерферон – белок с большой молекулярной массой не всасывается из кишечника. Про то, что нерасщепленные белки не всасываются кишечной стенкой известно даже первокурснику.
Вторая – препарат интерферона-альфа обладает всеми милыми побочными эффектами (см. терапию гепатитов). Сравните инструкции к виферону и альтевиру, область применения и побочные действия.
Есть мнения некоторых педиатров, что дети, получающие виферон при ОРВИ имеют более длительную и стойкую лихорадку.

Кипферон – тот же виферон, в который добавлены иммуноглобулины из донорской крови. Несмотря на все возможные меры обследования, никакая донорская кровь не является гарантированно свободной от вирусов гепатитов и ВИЧ. Поэтому применение любых производных крови должно проводиться с особой осторожностью.

Есть еще гомеопатические «противовирусные» препараты – это анаферон, оциллококцинум, афлубин. Эффективность их должным образом не исследована.

Остальные препараты – «противовирусные» и так называемые иммуномодуляторы с противовирусной активностью – циклоферон, ликопид, полиоксидоний, тимоген, кагоцел, панавир, неовир, изопринозин, гроприносин, протефлазид и пр. – так же не прошли должных клинических испытаний по безопасности и эффективности и не должны применяться, особенно у детей.
Большинство этих препаратов существуют около или менее 10 лет, и еще не известны их «долгоиграющие» побочные эффекты (катамнез), способность «стимулировать» иммунную систему до развития аутоиммунных и системных заболеваний.

В общем, как резюме - ОРВИ при лечении проходит за 7 дней, а без лечения - за неделю.
__________________
Ковалев Валентин Сергеевич, врач-педиатр

http://forums.rusmedserv.com/showthread.php?t=156778
deilin: (Default)
Пять чисто русских болезней

Read more... )
deilin: (Default)
Славный текст, не удержусь от полного перепоста

http://peggotty.livejournal.com/251409.html?style=mine

My feelings will not be repressed
Книгоголик Кроликов в предыдущем посте спрашивает, в чем смысл мистера Дарси. На самом деле это очень важный вопрос, потому что даже многие девочки думают, что смысл мистера Дарси - в Пемберли и десяти тысячах в год.
Нет, пемберли, конечно, всякие важны, но не они делают мистера Дарси самым желанным текстом во всей литературе. Богатых мужиков с жилплощадью в мировом культурном наследии - как пластырей в аптеке. Красивых - дофигищи, но нам-то нужно, чтобы не натирало.

Особенность мистера Дарси в том, что он отнюдь не литературный герой. Он литературный мужчина. Мистер Дарси не копает клад, не открывает новые земли, не постигает смысл жизни, не ищет философского камня и не изучает языка всеобщей премудрости.
Большую часть текста он вообще молчит.
Но ведь в чем основной романный крючок.
Сначала мистер Дарси ведет себя как козёл. Бычит на красивую и умную девушку, не хочет пропрыгать пару кадрилей в зале, где дам больше, чем джентльменов и решительно отказывается рекомендовать себя незнакомцам. Кроме этого, он уныл, мрачен, желчен и надут.
Белый конь вообще нот детектед. Сам он конь.

Но вот дело доходит до первого объяснения, которое, в общем, звучит привлекательно, только когда его исполняет Колин Ферт, а так-то просто квинтэссенция конизма - "Я вас люблю, но черт, как всё некстати!", и выясняется, что барышня с ним на одном поле лопухов рвать не будет. Потому что он плохо себя ведет.

А что же мистер Дарси? Бросает все и уезжает в Грецию? Начинает пить и куртизанить? Женится на высокосветских генах Кэролайн?
Нет, он начинает вести себя по-мужски. Он признает, что был неправ. Он переламывает себя. Он идет на контакт со столь презираемой им родней Элизабет. Он даже идет на контакт с Уикэмом и предлагает ему денег вместо пули в лоб.
Потому что ему тупо нужна вот эта конкретная женщина, и он молча ломит к цели. Он не мнется в гимназическом дискурсе про то, что он не готов к отношениям, про то, что ему нанесли психологическую травму и про то, что штамп в церковной книге ограничит его свободу.
Нет, его чувства те же, что и в апреле, но одно слово мисс Беннет заставит его умолкнуть навсегда.
Всё - джентльмен сказал, джентльмен сделал.

И вот этот вот редкий, но уверенно-мужской дискурс и настоящие поступки - нет, ну правда, каждый ван ворден может положить полчища неверных к ногам возлюбленной, а ты посиди-ка вежливо с ее мамашей! - и делают мистера Дарси единственным мужчиной, перед которым не устоит ни одна женщина.
Потому что очень часто начинает казаться, что он и в самом деле единственный, и, как говорила Джейн, чтобы влюбиться в мистера Дарси, его надо сначала придумать.
deilin: (Default)
Сравнивая хулиганов-детей 1970-х с якобы «детьми-монстрами»-2000-х.


Read more... )

Из сообщества anthropology_ru
deilin: (Default)
http://users.livejournal.com/_niece/135613.html#cutid1

Я вот затрудняюсь читать русскоязычное шекспироведение (которое биографическое, не литературоведческое), потому что там имена и названия выглядят как-то длинно и малоузнаваемо (какие-то все буквы с ножками).

Разоблачители Шекспира исходят из двух базовых предпосылок - одна общего характера, другая частного - и обе ложные.

Первая состоит в том, что существуют некие скрытые пружины событий, которые можно изобличить хитрым сопоставлением отдельных фактов. На этом стоит вся конспирология. Но припоминает ли кто-нибудь такой случай, чтобы открылась некая тайна, неведомая современникам, которая бы перевернула наши представления о том, как оно все (неважно, что) было на самом деле? Фоменок и исследователей космических связей Древнего Египта не предлагать. Увы! За вычетом инсайдерских деталей, кажущихся важными только на близком расстоянии, все значимые исторические процессы на самом деле являются именно тем, чем они представлялись людям, жившим в то время. Никакая тайна не может быть хранима долго. Все тайное не только становится явным, оно еще и обречено быть малозначительным, потому что все важное лежит на поверхности и наблюдаемо невооруженным глазом. Миром не правят тайные организации (иезуиты, тамплиеры, сионские мудрецы), миром правят явные организации - правительства, парламенты, армия, церковь, коммерческие корпорации. Успешный заговор не переворачивает ход истории, а представляет собой набор усилий по организации восхода солнца вручную. Псевдонимы открыты и современникам и потомкам, а если никто их не еще не раскрыл, значит, замаскированный автор сто лет никому не нужен. Никто еще не обогатился, внезапно найдя клад по просмоленной карте из сундука старого пирата, скончавшегося при таинственных обстоятельствах.

Но мы отвлеклись.

Если бы кому в замысловатую елизаветинскую эпоху и вздумалось поиграть в псевдонимы, это было бы известно всему грамотному Лондону (очень компактное сообщество). Трудно даже представить себе, не погружаясь в документы эпохи, насколько там все были со всеми знакомы и какая плотная была френдлента - шагу не ступишь, не попав в сатирический памфлет или оду. Театральная тусовка вся следила друг за другом с вниманием весьма недоброжелательным - произведения драматические и стихотворные действительно полны намеков и шуток на наружность Джонсона, нравы Марло или страсть худородного Шекспира к незаслуженному дворянству и плагиату (вот этого-то уж сколько угодно). Шекспир ведь не просто за двадцать лет своей лондонской карьеры достиг большой популярности, но и буквально озолотился на театральных паях - в родном Стратфорде самый большой дом купил. Его многие ненавидели - почитайте хоть бедного Роберта Грина - да и Джонсон его очевидным образом недолюбливал. Если б хоть что-то просочилось насчет ложного авторства, они б его сожрали, и никакое там высокое покровительство не помогло бы. Кстати о тайнах - вот Марло был платным полицейским осведомителем, куда секретней - ан нет, и современники догадывались, и мы точно знаем, и кто убил известно и где, и по какому поводу повздорили. Какие уж тут криптоколонии и игры с фениксами.

Вторая предпосылка заключается в том, что произведения Шекспира слишком хороши для Шекспира. Сам-то он и необразованный, и темного происхождения, и почерк у него кривой и завещание какое-то бессердечное, и деньги зарабатывал с энтузиазмом, и дети у него неграмотные остались. Представляется, что для этих людей Шекспир - это Гамлет, король Лир и сонеты. Меж тем он написал тридцать семь пьес (Two Noble Kinsmen не считаем, оне неатрибутированные), среди которых много довольно сомнительной продукции. Однако весь этот творческий массив пронизан несомненным авторским единством, и, если что можно сказать определенное про этого автора, так это то, что он был изумительный конъюнктурщик. Он пишет всеми стилями и во всех жанрах, именно тогда, когда этот стиль и жанр становится популярен. В моде кровавые трагедии мести в духе Сенеки - пишем Тита Андроника (кстати, кто-нибудь читал Тита Андроника? Это такой SM-треш, что в носу щекотно - но треш бодрый, крепко сделанный, увлекательный, и кто написал Тита - тот написал и Макбета, тут уж не отвертишься). Нужно публике патриотизму - пишем подряд три части Генриха VI, мочим Жанну д'Арк. В фаворе Эссекс - упоминаем его в прологе к Генриху V. Взошел на престол новый король Иаков VI\I, увлекается мистицизмом - пишем пьесу с ведьмами и прорицанием будущего в зеркале, причем в зеркале показывается и сам новый король с соответствующими актуальными политическими комплиментами. Да, он еще помешан на идее, что может в силу своего королевского происхождения лечить золотуху прикосновением - помянем там же кстати и золотуху. Если кто-то решил использовать псевдоним для достижения максимальной творческой свободы, то воспользовался этой свободой довольно странно - здравствуя на каждый чих заказчиков, спонсоров и приходящей публики.

Когда труппа переезжает с открытой площадки Глобуса в Blackfriars, где помещение закрытое и есть всякая театральная машинерия - немедленно в пьесах появляются ночные сцены, интерьерные сцены, эффектные полеты на орле (Цимбелин), вылезания из сундука (там же) и оживления статуй (Зимняя сказка). Кстати, резня бензопилой тогда из моды вышла, в тренде романтические сказки с путешествиями и волшебством, всякие Аленькие цветочки - пожалуйста, Перикл, Цимбелин, Буря (эту моду, надо признать, он сам частично и ввел - к тому моменту уже выбился из подражателей в трендсеттеры). В пьесах Шекспира время распределено так, чтобы никакой актер не находился на сцене слишком долго, а между сценами имел время отдохнуть. Также рассчитано, чтобы один актер мог играть несколько второстепенных ролей - такие персонажи не появляются на сцене одновременно. Был в труппе комик толстый, склонный к импровизации и умеющий танцевать (William Kempe) - писались роли шутов в традиционном духе, со всякой буффонадой, и Фальстаф. Ушел к конкурентам, пришел комик худой высокий с образованием и умеет петь (Robert Armin) - пишем музыкальных меланхоликов типа Feste, Touchstone и Лирова шута. Никакой конспирирующийся граф или философ Бэкон или королева Елизавета не могли быть так озабочены театральной механикой и театральным успехом. Отдельно радуют, конечно, версии насчет пары каких-то там платонических супругов, Феникса и Голубки. Интересно, а всю эту радостную ренессансную похабщину, составляющую комическую часть шекспировских пьес, кто писал? Countess of Pembroke? Или ей муж по вечерам зачитывал наиболее удачные пассажи? Или это потом грубые актеры допридумывали популярности ради, а в первоначальных текстах не было ничего такого?

Что до образованности Шекспира, то о ней уж сказано достаточно. Бен Джонсон кисло заметил, что он знал едва-едва латынь, а греческий и того меньше, и нет оснований этому не верить. У него римляне пользуются часами с боем и ходят в шляпах (Юлий Цезарь), Одиссей цитирует Аристотеля (Троил и Крессида), греки и троянцы устраивают турниры и носят на доспехах приколотые рукава возлюбленных (там же). Познания его об античности имеют два источника - Страдфордская грамматическая школа (очень приличное образование) и английский перевод Монтеня, удачно сделанный в те же годы его современником Джоном Флорио, полуитальянцем. Если кто из присутствующих читал Опыты, то согласится, что при хорошей памяти и некоторой самоуверенности на основании одного этого текста можно всю жизнь производить впечатление глубокого знатока античности, и ни в какой Рим ездить не надо. Да, о езде - географические ошибки у Шекспира также общеизвестны - паром в Верону, морской берег Богемии - похоже, автор вообще никуда из Англии не выезжал. Чем удивляться, откуда он узнал о Платоне, не зная греческого (по этой логике всякий, кто пишет в своем жж про Путина, непременно знаком с ним лично), лучше б поинтересовались, почему он так часто поминает различные сорта кожи и методы ее выделки, а в поздние годы - термины, связанные с продажей, покупкой и залогом недвижимости.


Лев Николаевич Толстой, помнится, все возмущался, что у Шекспира нет никакой идеи и никакой внятной морали, а есть только стремление расположить зрелищные сцены максимально впечатляющим образом. В некотором роде это правда. Автор этот амбивалентен, как сама жизнь, говорит всеми языками и принимает любой облик. Он ни за католиков, ни за протестантов, ни за трибунов, ни за Кориолана. Генриха V можно прочитать как патриотическую агитку и как антивоенный памфлет. Гамлета можно читать вообще как угодно. Ричард III чудовище, но он и герой. Белокурый возлюбленный из сонетов - легкомысленный развратник, но он же и воплощение всего прекрасного. Фальстаф комический герой, но смерть его трагична. Просперо маг и Просперо тиран. Сюжет Ромео и Джульетты пародируется дважды - сперва лирическим образом в Сне в летнюю ночь, потом исключительно злобно в Троиле и Крессиде. Отелло - по сюжету семейная комедия (ревнивый муж, невинная жена, сметливая служанка - почти Merry Wives of Windsor), внезапно пошедшая не туда. Несколько пьес, называемых в литературе проблемными (Мера за меру, Троил и Крессида, Все хорошо, что хорошо кончается) вообще ни комедии, ни трагедии - кажется, основная цель автора состоит в том, чтобы вызвать в читателе острое чувство неловкости.

Впрочем, это не имеет прямого отношения к вопросу авторства. What a piece of work is a man! how noble in reason! how infinite in faculty! in form and moving how express and admirable! in action how like an angel! in apprehension how like a god! ППКС.
deilin: (Default)
парочка ссылок
первая со смешными картинками про жару в Москве и Питере
http://community.livejournal.com/bordur_porebrik/16774.html#cutid1
вторая про миф о Льюисе Кэрролле
http://community.livejournal.com/lewis_carroll/145609.html
deilin: (Default)
Я, например, много лет твердо знала общее место: "гомофоб - это латентный гомосексуал". Ну, то есть это человек, который воспринимает чью-то там сексуальную ориентацию как свою личную проблему, для которого проблема сексуальной ориентации - существует. Она его волнует, она его беспокоит, в отличие от проблем молекулярной биологии или там поиска жизни на марсе. Почему еще она может его беспокоить? Меня вот, например, не беспокоит; если вдруг начнет - для начала я просто попробую склеить прекрасную К.

Но я была в восторге, наткнувшись на научную статью, которая это общее место экспериментально подтверждает. Там, в статье, гетеросексуальных мужчин разделили на две группы - гомофобов и не гомофобов, и демонстрировали им эротические ролики про гетеросексуальные пары, пары геев и пары лесбиянок. И параллельно измеряли диаметр полового члена. И таки да, гомофобы реагируют на ролики про геев достоверно большим увеличением диаметра. По-моему, это кайф.
deilin: (Default)
http://www.be-in.ru/people/9678-filipp_bachtin?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter

"Никто, повторюсь, ничего не читает. Мы напечатали огромную статью, посвященную тому, что ВТБ банк ворует деньги у своих акционеров, вынесли заголовок об этом на обложку. Через два номера этот банк заключил с нашим журналом годовой контракт на рекламу. Не читая ничего, все, однако все знают. А всеобщее знание в эпоху новой реальности приходит из интернета. Для меня это розетка, куда каждый может что-то вставить. Кто-то вставляет туда два пальца, а кто-то вкручивает вольфрамовую пружинку, и она начинает светиться на всю комнату. Я абсолютно убежден, что большинство людей понятия не имеет, что такое интернет, и как это работает. Для меня это - источник вдохновения. Одна из самых интересных в мире историй — история о том, как люди пытались договориться об идеальном государстве, взаимоуважительном устройстве. Это и есть история человечества, всех революций и прочего. Но никогда не было устройства, которое бы учитывало возможности каждого. Вот интернет- это ровно такой инструмент."

Воооот почему я обожаю интернет!!
deilin: (Default)


Одна дама рассказала, как в начале 1980-х она была на Кубе, студенткой, на стажировке. Там ее позвали на какую-то выставку книжной графики. Человек, который ее пригласил, сказал (по-испански, разумеется):
- Вы увидите подлинники знаменитых иллюстраций выдающегося кубинского художника такого-то к романам Хулио Берне.
- К чьим романам? – осторожно спросила она.
- Хулио Берне! – сказал он.
- Ааа, - сказала она. – Угу.
- Погодите, - сказал кубинец. – А вы что, не читали Хулио Берне?
- Честно говоря, нет, - сказала она. – Даже не слышала.
- Не может быть! – вскричал темпераментрый кубинец. – Вы не слышали о Хулио Берне? Поразительно! Неужели в СССР не переводят Хулио Берне? Непостижимо! Его читают во всем мире! Уже сто лет! Это любимейший, популярнейший писатель! Невероятно!
- А что он написал? – спросила она.
- Los hijos del capitán Grant! La isla misteriosa! Un capitán de quince años!
Таинственный автор оказался Жюлем Верном.
Хулио Берне, в испанском произношении.
deilin: (Default)
Но больше всего хлопот русскому языку доставили ближайшие соседи... Именно тогда появились в русском языке Алматы, Ашгабад, Кыргызтан, Беларусь, Молдова и многое другое... Киргизы переименовали свою столицу из Фрунзе в Бишкек... Эстонцы же не меняли название своей столицы Tallinn, но просто намекнули, что и по-русски следует на конце писать два "нн" - Таллинн... но потом, к счастью, все вернулось на круги своя, и мы снова пишем "Таллин". Дело в том, что эстонское написание не должно в принципе влиять на русское. Здесь нет никакого великорусского шовинизма, а есть простое уважение к русскому языку или, точнее, к русской языковой традиции...  Переименовать столицу какого-нибудь далекого и маленького островного государства нам в принципе не так уж и сложно, а вот Вену, Париж или Рим ни за что. Да и, кажется, австрийцы, французы  и итальянцы особо и не настаивают на "правильных" названиях: Вин, Пари и Рома.
Именно поэтому, при всем моем уважении к Киргизии, Белоруссии и Молдавии, я не понимаю, почему из русского языка должны уйти эти слова, не говоря уж о трудностях произношения слогов "кы" и "гы"...
... В США совсем недавно решили переименовать Kiev в Kyiv (в соответствии с украинским написанием). О чем же свидетельствует это переименование: об уважении к украинскому языку или о неукорененности названия города в английской языковой культуре? Ведь не приходит же в голову американским политикам писать Moscow, Prague или те же Rome или Vienna так, как принято в соответствующих странах
deilin: (Default)
«Стремление к счастью — это бумеранг» Вячеслав Цапкин.
Григорий Архипов · 24/02/2009
Заведующий кафедрой мировой психотерапии Московского городского психолого-педагогического университета объясняет, почему всем сегодня понадобились психологи и почему от этого не стоит ждать ничего хорошего
Read more... )
deilin: (Default)
Религия: полезная адаптация, побочный продукт эволюции или «вирус мозга»?

отсюда



Вот этот отрывок показался интересным:

По мнению Буайе, религиозное мышление — это наиболее удобная, естественная для человека форма мышления, не требующая от мыслящего индивида специальных усилий. Неверие в потусторонние силы, напротив, требует сознательной и упорной работы над собой, работы, которая направлена против наших естественных психических склонностей. Поэтому, по мнению Буайе, неверие — это не тот товар, который с легкостью найдет себе массового потребителя.
Для правильного понимания идей Буайе следует иметь в виду, что он еще в начале своего эссе специально подчеркнул, что «естественное» — не обязательно значит «хорошее», «правильное» или «полезное»


Статья полностью )
deilin: (Default)
До чего забавный ресурс www.myheritage.com: отправляешь свою (или друзей, кого не жалко) фотографию - и программа сканирования лиц подбирает знаменитостей, похожих на тебя. Кого там только похожих на меня нет - и древние старички с белой бородой и брутальные мужчины с черными усами, впрочем даже Люси Лиу отметилась с Хиллари Клинтон.
Сейчас занимаюсь подставой подруг)) Некоторые на 80% схожи с Тоби Магуайером.
deilin: (Default)
Меня этот вопрос, помнится, очень мучил. Вспомнила о мучениях, копаясь в документах, забытых в дальней папке.

"Нивяник и маргаритка (daisy)

Нивяник - Chrysanthemum leucanthemum. Многолетнее растение из семейства сложноцветных. В трактовке англичан садовые daisies - как правило, не
маргаритки и не ромашки (как это принято в ботанической номенклатуре), а
нивяник. У нас он тоже культивируется под названием "(садовая) ромашка".
Наиболее распространен нивяник обыкновенный, или поповник, имеющий махровые, декоративные садовые формы. Соцветия - крупные одиночные корзинки с черепитчатой оберткой, похожи на крупную ромашку. Краевые цветки
пестичные, язычковые, белые; срединные - обоеполые, трубчатые, желтые. Плод - семянка с
продольными ребрами. Растет в умеренном поясе Евразии по лугам, лесным
полянам, кустарникам, залежам, иногда как сорное на полях и в огородах; в составе сена поедается скотом. Часто разводится как декоративное растение,
имеет махровые садовые формы, издавна используется в медицине (так что в этом смысле тождественно маргаритке). Символика неведома, однако скорее
всего близка или тождественна символике маргаритки.

Маргаритка (daisy). Латинское название - Bellis perennis. Многолетнее
растение из семейства сложноцветных с корневой розеткой лопатчатых тупых
листьев и одиночной головкой с белыми или розовыми краевыми цветками.
Разводится нередко в садах во многих разновидностях и часто дичает.
Михаил Лозинский переводит daisy как "маргаритка", Борис Пастернак как
"ромашка". Так как все растения, собранные Офелией для ее "букета" -
садовые, можно предположить, что и daisies садовые. Слово daisy сейчас
значит "цветковое растение семейства сложноцветных", то есть ромашка,
маргаритка, астра (и даже подсолнух в Америке). В Англии под дикой daisy сейчас обычно понимается маргаритка (так как конкретно ромашка - это camomile), под культурной daisy - как нивяник ("садовая ромашка"), так и (садовая) маргаритка, но что имел в виду Шекспир, мы не знаем. Цветет
маргаритка в апреле - июне, нивяник чуть позднее. Символ несчастной любви".
deilin: (Default)
Григорий Тарасевич, редактор отдела «Науки» журнала «Русский репортер»

Театр одного психолога

Как превратить приличного человека в палача? Почему, когда на нас смотрят, мы лучше крутим леску спиннинга, но хуже сочиняем стихи? Как убедить людей делать то, чего им делать совершенно не хочется? Зачем обществу нужны диссиденты? Таковы типичные вопросы, на которые пытаются ответить социальные психологи. Мы представляем десять самых «громких» экспериментов в истории социальной психологии
Оказывается, вполне нормальным и свободным человеком можно очень легко манипулировать.

Редко когда наука имеет точную дату рождения. Социальной психологии повезло. В 1908 году вышли сразу две книги, в заглавии которых фигурировало это словосочетание: «Введение в социальную психологию» Уильяма МакДугалла и просто «Социальная психология» Эдварда Росса.

Конечно, социальной психологией люди занимались и раньше. По большому счету любой диктатор или полководец может считаться как минимум доцентом по этой специальности. Но только в XX веке изучение человека в контексте общества или группы превратилось в академическую дисциплину.

В западной (особенно американской) социальной психологии на первое место вышел эксперимент, то есть возможность детально контролировать и количественно оценивать ситуацию. Конечно, опыт Гитлера, Сталина или Пол Пота тоже можно назвать экспериментом. Только историки до сих пор до хрипоты спорят, что привело к таким результатам — особенности личности вождя, экономическая ситуация или вспышка солнечной активности. А научное исследование позволяет четко вычленить, какой именно фактор как действует.

Организация социально-психологических экспериментов — это хитрый сплав науки и искусства. И самые интересные исследования порой напоминают настоящие спектакли, где психолог выступает в роли режиссера, а испытуемые-добровольцы — актеров. Но финала этой постановки заранее не знает никто.

«Возможно, они в большей степени, чем какой бы то ни было другой эмпирический вклад социальных наук, стали частью интеллектуального наследия, признанного всем нашим обществом, — той небольшой совокупности исторических фактов, библейских притч и примеров из классической литературы, к которой обращаются серьезные мыслители, когда спорят о человеческой природе или размышляют об истории человечества», — так говорят об этих экспериментах современные учебники психологии.

Наблюдатели нас возбуждают

Американский психолог Норман Триплетт имел привычку по утрам гулять по парку. Однажды он обратил внимание на то, что проезжавшие мимо велосипедисты ехали быстрее, когда вокруг было много людей, и медленнее, когда в парке было безлюдно. «Получается, что присутствие других людей меняет поведение…», — подумал Триплетт и решил проверить это экспериментально.

Он предложил испытуемым-добровольцам наматывать леску на катушку спиннинга. В одном случае это нужно было делать в пустой комнате, в другом — вокруг были люди. Выяснилось, что в коллективе катушка крутится гораздо лучше. Вроде бы гипотеза подтвердилась.

Но не так все просто. Другие социальные психологи взялись повторить этот эксперимент, давая испытуемым самые разные задания — надевать одежду, решать задачи, запоминать слова. Результаты оказались противоречивыми. Иногда наличие других людей облегчало работу, а иногда — совсем наоборот. Психологи чесали затылки и хмурились.

Разгадка была найдена только несколько десятилетий спустя. Роберт Зайонц предположил, что присутствие свидетелей увеличивает возбуждение человека и помогает выполнять простые действия, например надевать рубашку или строить ассоциации на уровне «поэт — Пушкин, фрукт — яблоко». На языке психологов это называется — «доминирующая реакция». Если же речь идет о сложных творческих заданиях, например решить непривычное математическое уравнение или сочинить стихотворную оду в честь юбилея президента, то наличие окружающих заметно ухудшает результаты. Гипотеза Зайонца подтвердилась результатами почти 300 исследований, в которых приняли участие более 25 000 добровольцев.

Время Норман Триплетт заставлял добровольцев сматывать леску в самом конце XIX века. Словосочетание «социальная психология» еще не было в ходу. Но именно этот эксперимент считается первым «правильным» социально-психологическим исследованием. А эксперименты по его подтверждению/опровержению продолжались потом больше полувека.

Мораль. Нашу психологию изменяет сам факт присутствия других людей. Кстати, этот эффект работает даже тогда, когда рядом на самом деле никого нет, и мы только воображаем наличие наблюдателей.

Где с этим можно столкнуться. Да где угодно. В течение дня мы попеременно оказываемся то в группе, то в одиночестве. И, например, этот номер журнала «Русский репортер» будет по-разному прочитан в переполненном вагоне метро и в собственной спальне. Особенно сильно этот эффект работает при организации рабочего пространства. Но почему-то в большинстве офисов очень любят сажать несколько десятков (если не сотен) сотрудников в огромные открытые залы, где каждый у каждого на виду. Максимум изоляции — прозрачные стенки. Так, наверное, должна достигаться сплоченность коллектива. Очевидно, директора этих компаний не слишком заинтересованы в творческой работе своих подчиненных.

Психология сильнее организации труда

Это было в те времена, когда вся Америка увлекалась научной организацией труда. Группу психологов пригласили на завод «Вестерн Электрик» в городе Хоторн. В качестве подопытных кроликов им выделили бригаду сборщиц. И психологи начали экспериментировать.
дальше много интересных фактов )
deilin: (Default)
Великолепная статья
[livejournal.com profile] vad_nes

"Не узнаю вас в гриме" (с)
Позволите вопросик? Как вы думаете, кто изображен на этом рисунке - тот что справа?

Нет, это не буржуин из «Мальчиша-Кибальчиша», не мистер Пиквик и даже не доктор Ливси. Это, дорогие товарищи, наш родной, всемирно известный ветеринар доктор Айболит. И не надо, пожалуйста, бухтеть про «не похож» и «развелось маляров в иллюстрации». Это, к вашему сведению, не маляр рисовал, а великий художник Мстислав Валерьянович Добужинский. Просто рисовал очень давно – Добужинский, если запамятовали, – это художник, книжки с рисунками которого читали в детстве те художники, книжки с рисунками которых читали в детстве ваши родители.

Более того – перед вами первый, можно сказать, прижизненный портрет Айболита.

Дело в том, что именно художник Добужинский в каком-то смысле пробудил к жизни и Айболита, и его вечного антагониста Бармалея. Как рассказывает наш известный лингвист Лев Успенский в книге «Имя дома твоего», по словам самого Корнея Ивановича Чуковского, его главный поэтический цикл зародился довольно забавным образом. Много лет назад поэт в компании с Добужинским гулял по Петроградской стороне, и в какой-то момент они вышли на Бармалееву улицу. Название привлекло внимание, и художник поинтересовался – кто же такой был этот Бармалей. Чуковский начал рассуждать о возможной этимологии, но нетерпеливый художник его перебил: «Неправда! — сказал он. — Я знаю, кто был Бармалей. Он был страшный разбойник. Вот как он выглядел...» И на листке Добужинский набросал свирепого злодея, бородатого и усатого... Через какое-то время у Чуковского вышла новая книжка с названием «Бармалей» и, естественно, с рисунками Мстислава Добужинского. Именно оттуда, из первого издания, и взято это изображение.

Но, тем не менее, могу лишь повторить вслед за вами – не похож.

Пусть Добужинский ему и отец родной, но с обликом Айболита – не угадал. Такое бывает. А вот с Бармалеем, напротив – угадал. В тексте сказки нигде не упоминается, что Бармалей – пират, у Чуковского он всего лишь каннибал и разбойник. Но Добужинский почему-то изобразил его пиратом, и вот уже почти столетие «кровожадный и беспощадный» не снимает униформы морских разбойников. Пришлось даже Чуковскому много позже, в прозаической версии «Доктора Айболита» как-то разъяснить пиратское происхождение знаменитого разбойника.

На самом деле проблема эта довольно любопытна. Детская литература – явление настолько своеобразное и особенное, что вполне тянет на особый вид искусства. Вышеупомянутая особенность, к примеру, ставит ее ближе к иконописи, чем ко своей «взрослой» сестре. И в самом деле – в детской литературе существует КАНОН. Никто не знает, как выглядела Анна Каренина, эту проблему каждый решает самостоятельно. А вот внешний вид какого-нибудь Чебурашки всем известен превосходно, и другого облика быть не может по определению.
Read more... )
deilin: (Default)
Андрей Архангельский: Нефть без вопросов

http://www.vz.ru/columns/2008/9/27/210366.html

27 сентября 2008

Завершилась Московская книжная ярмарка. Книг - море. Издательств становится все больше. Неуклонно растет число писателей: книги сегодня пишут все. При этом – парадокс – книг становится все меньше.
Меня позвали на радио, на разговор с Юлией Бордовских, бывшей телеведущей; она написала книгу о любви: «…Он сжимал ее в своих объятьях крепкими, натренированными руками». Это уже третья ее книга. Я ничего не имею против Ю.Б. и ее книги. Ю.Б. – общепризнанно красивая девушка. Я тоже так считаю.
Мне приходит пакет: «На ваш суд посылаю свою первую книжку «Мотивы сиреневых птиц». Хотелось просто и понятно написать про нашу жизнь. В данный момент готовится к печати моя вторая книжка «Между нами, подружками» - о том, как важно уметь налаживать взаимоотношения между близкими людьми…
Я ничего не имею против. Кому-то нравятся такие книги.
«Хорошую литературу нужно выпускать именно в убыток себе, и такая страна как Россия, может это себе позволить» Приходит по почте пресс-релиз: книга «Враги моих друзей»: дочь олигарха Наталья возвращается из Лондона в Москву. Продажные журналисты, лживые горничные, светские проходимцы, роковые бизнесвумен и тайные конкуренты… Наталья намерена сорвать бесчестные торги, но ей понадобится все ее мужество и преданность влюбленного в нее майора УБЭПа…
Автор не виноват, что он пишет такие книги. Есть читатель и у таких книг.
Мальчик, тысячник ЖЖ, написал книгу – по мотивам своего ЖЖ.
Кто против? Кто ему запретит?
Никто не виноват. Но вот они выходят одна за другой - книга Бордовских, книга про сиреневых птиц, книга про дочь олигарха и майора УБЭПа, книга мальчика из ЖЖ, и все это вместе формирует норму современной литературы.
Книги пишут все – но только не те, кто должен был бы. В каком-то смысле писать книги сегодня для приличного человека – пошлость.
Не Юлия Б. виновата - а система, как принято говорить в таких случаях.
Медийные звезды не виноваты, что они медийны. И издатели не виноваты, что издают то, что будет заведомо пользоваться спросом. Но вот книга Юлии Бордовских выходит – а человек, обладающий литературным даром, но не имеющий должной медийности – пролетает со своей книжкой. Потом издательство закажет книгу актрисе и кулинару Юлии Высоцкой («Сидим дома»? «Лежим дома»? «Бегаем наперегонки по нашему огромному, необъятному дому»? – неважно). Потом – Галкину. Потом - Палкину и Скалкину, участникам мега-проекта «Палкин и Скалкин». Причем, каждому – по книге.
Певец Тимати тоже написал роман. Книжный рынок уже лет пять как переориентирован на медийных звезд. Любой их них фиксируется – за счет таких книг и растет объем книжного рынка. Книги, написанные звездами - это подстраховка: издатель хочет быть уверен, что книгу купят. Издательства вечно страхуются, жалуются, что книжный бизнес - очень невыгодная вещь.
Отдельные героические издательства, ориентированные на хорошую литературу, погоды не делают. Крупные издательства диктуют политику на рынке, рынок подстраивается под них. Все печатают одно и то же.
В результате - всем хорошо, все происходит в соответствии с законами рынка, никто не виноват – только сама литература при этом погибает.
И при этом понятие «литератор», «книга» каждодневно дискредитируется тоннами того, что издается – и что можно назвать антилитературой.
Вопрос «зачем пишутся и издаются такие книги?» бессмыслен. Потому, что это выгодно всем – кроме самой литературы.
Между тем, для России литература, как вам хорошо известно - это как нефть. Только это очень сложнодобываемая нефть.
Литература – это то, благодаря чему Россия и является сверхдержавой: сверхдержавность – это обязанность, если хотите, усложнять мир, вбрасывая в него новые идеи или вопросы. Формировать духовную повестку дня. Достоевский и Толстой – в 19 веке, Чехов и Горький - в начале 20-го, Солженицын - во второй половине 20 века. Не будет литературы – не будет России. Убери литературу – и останется одна нефть. Без вопросов.
Сегодня вбрасывать нечего.
Есть какие-то процессы, есть какие-то премии, происходят какие-то события – но События в литературе не происходит. Со-бытие. То есть того, что было бы соразмерно бытию.
За последние 10 лет (после Пелевина) не появилось автора, чьи амбиции были бы сопоставимы с силой и мощью таланта.
Либо талант невелик - либо амбиции невелики. Между тем, только соединение этих качеств и дает русского писателя.
То есть, кроме таланта еще нужна сверхмотивация, желание говорить со всем миром. Для того чтобы написать Вещь, автор должен быть помешан на литературе.
Кроме таланта нужна еще своя программа, своя этика, свои претензии миру.
Для этого нужна цельность личности.
Read more... )
deilin: (Default)
это просто змеерично!(а комментарии просто шикарны) http://willie-wonka.livejournal.com/426340.html?style=mine

kizuzeća
В языке индейцев дакота есть такая лексическая единица – “превратиться в змею, стать змеёй, обернуться змеёй”. Одно слово. Видимо, нужное очень слово, постоянно с носителями языка это происходит, так что уж окказионализмами обходиться не стали.
У нас же, если сказать “озмееть”, возникает оттенок эмоциональной ангажированности субъекта действия – как будто его превращение в змею было эмоциональной реакцией на какое-то внешнее воздействие. Как будто он что-то принял слишком близко к сердцу – ну и вот... Зато пара глаголов “озмееть” и “озмеить” у нас теоретически могла бы означать “превратиться в змею” – “превратить в змею”. Вот это интересно. “Узмеить” тоже. А вот “узмеиться” – это уже глагол движения. “Узмеиться по своим делам”. Ещё больше дополнительных оттенков чувствуется в слове “призмеючиться”.
deilin: (Default)
http://ucheba-book.livejournal.com/2335.html?mode=reply

http://ucheba-book.livejournal.com/3806.html#cutid1
(здесь и комментарии хороши)

«10 способов сделать свой текст лучше»
1. Проверьте, совпадают ли по смыслу начало и конец текста. Если вы пишете, не составляя предварительный план, все может закончиться совсем не так, как вы ожидали, и тогда кое-что в начале текста надо поправить.

2. Перечтите весь текст и найдите все словосочетания, написанные автоматически («за окном светало», «ее ресницы задрожали», «мои пальцы летают по клавишам», «средь бела дня», «Россия встала с колен» и т.п.) Сделайте усилие и постарайтесь заменить большинство из них на что-нибудь менее банальное, но совпадающее по смыслу.

3. Уберите все, что вам очень нравится, но никак не имеет отношения к развитию сюжета. Подробные описания внешности героини, подробные описания оружия героя, дополнительные подробные описания внешности героини. Да что там, - каждый из нас знает, в чем его личный грешок. Преодолейте себя. Это больно, но важно.

4. Если вы пишете текст о себе, - убедитесь, что вы дали читателю понять, кто вы такой. Помните: он с вами не знаком, и то, что для вас совершенно очевидно (например, возраст, если для вашего повествования это важно), - неочевидно для него.

5. Посмотрите на самые длинные предложения и подумайте, не стоит ли разбить их на два-три. Это не всегда необходимо, но в девяноста процентах случаев делает текст лучше.

6. Нет ничего сложнее, чем передавать словами эмоции персонажа. В эти моменты любой автор рискует впасть в банальность, - или, напротив, породить что-нибудь ужасное, вроде: «У нее в горле разбух огромный морской еж и взорвался тысячей мокрых опилок». Если вы не на 200 процентов уверены, что справитесь с подобными описаниями, - обойдитесь простыми словами. Так будет лучше. Например: «Ей очень захотелось расплакаться».

7. Три раза подумайте, нужно ли вашему тексту название, - особенно если текст небольшой. Помните, что название – не обязанность автора, а способ сообщить тексту дополнительный смысл. Если без названия можно обойтись – обойдитесь, если текст обязательно надо как-то назвать – назовите максимально просто. Сложное название необходимо только тогда, когда текст с ним и без него должен восприниматься по-разному.

8. Уберите все многоточия. Да, все. Да, и то, которое вы специально поставили между буквами «п» и «а» в слове «правда»: в нашей стране пока еще можно произносить слово «правда» вслух. Если у вас есть многоточия, читатель резонно предполагает, что либо вам нечего ему сказать, либо вы не знаете, как это сформулировать, либо вы «интересничаете». Последнее хуже всего.

9. Если у вас текст про любовь, - пожалуйста, не называйте персонажей «Он» и «Она». У нас всё чесаться начинает от этих «Он» и «Она». Единственный «Он» - это Он. Все остальные - «он». А про «нее» и говорить нечего.

10. Уберите дождь. Он не подчеркивает вселенскую грусть вашего персонажа, он подчеркивает скромность творческой палитры автора текста.

*************

"10 СПОСОБОВ УКРЕПИТЬ СЮЖЕТ".


Итак:

1. Старайтесь убивать всех, от кого надо избавиться, в начале повествования, а не в конце. То есть до того, как они окончательно осточертеют читателю. Помните - вы здесь на для того, чтобы исполнять его волю, а для того, чтобы пробуждать его чувства.

2. Если хоть один персонаж говорит что-нибудь перед смертью (особенно - если его фраза обрывается на полуслове, если он манит к себе кого-нибудь скрюченным пальцем, если зачин его слов - "Скажите жене, что...", если он давится кровью, но все равно стремится к самовыражению, - словом, почти при любых обстоятельствах) - или оставьте его в живых, или заткните ему пасть. Найдите другой способ предачи тайного знания. Подметное письмо и то лучше. В крайнем случае - пусть скажет то, что ему так уж необходимо сказать, после смерти. Вы, небось, по-любому планировали вытащить его из могилы пару-тройку раз.

3. Если он видит ее в объятиях другого и после этого ни разу с ней не заговаривает (топится, вешается, уезжает в Караганду или кончает с собой еще каким-нибудь способом), и при этом им обоим больше двенадцати лет, - всё не очень хорошо. Если им меньше двенадцати лет - все отлично, переходите к сексу между любыми двумя (тремя, одним) из вышеуказанных персонажей. Вас посадят, но вы прославитесь.

4. Кстати, про секс. Если вы только можете не писать про секс - не пишите. Поверьте, с точки зрения сюжета секс описания секса, за редкими исключениями, большой роли не играют. Если герой и героиня вошли в спальню, а потом вышли из спальни, ваш читатель вряд ли подумает, что они там эграли в "Эрудит". Он догадается, что у них был СЕКС. Даже если вы не упомянете слово СЕКС, он все равно решит, что у ваших героев был СЕКС. Хуже того, - даже если они оба будут настаивать, что никакого СЕКСА у них не было, читатель все равно ни на секунду не усомнится, что у них был СЕКС. СЕКС! СЕКС! СЕКС!

5. Если вы описываете бизнес, - ради Бога всевышнего, найдите кого-нибудь, кто когда-нибудь работал хотя бы подавальщиком кофе в большой компании, и спросите, каким языком и каким тоном люди в сфере бизнеса говорят о бизнесе. Поверьте, если кто-нибудь говорит кому-нибудь: "Мы построили график наших приходов и расходов и увидели, что через три дня нашу компанию ожидает крах", - поверьте, эти люди кого-то разводят. Кажется, вас.

6. Помните - время необратимо. Даже если вам это очень некстати, Вселенная продолжает разбегаться, когда вы пишете свое великое произведение, и одному лишь Господу Богу дано делать бывшее небывшим. Поэтому проверьте, всегда ли тот, кто ушел, пришел, а тот, кто пришел - ушел. Вы себе даже не представляете, сколько лишнего народу топчется почти на каждой странице большинства романов. А между тем достаточно помнить, что если кто вышел из точки А и отправился в точку Б, то в точке А его больше нет, а его неприбытие в точку Б может иметь место только в крайних обстоятельствах, о которых читателю необходимо сообщить.

7. При выходе из поезда не забывайте свои вещи. Ваших персонажей это тоже касается. Если кто вошел в поезд (самолет, звездолет) весь в багаже, то именно в нем он и должен выйти обратно. Ежели у кого во рту интубационная трубка, то "неожиданно заговорить" он не может (хотя идея смешная). Ежели кто с собачкой, то прежде, чем пойти поплавать, собачку надо или пристроить, или утопить. Если вы русский писатель - то лучше утопить, конечно.

8. А с другой стороны - не носитесь вы так с их, персонажей, вещами. Если дама утерла нос кружевным платочком, не надо полчаса пристраивать его то на ручке портшеза, то в нагрудном кармане героя, то на батарее. Сопли себе и сопли, тихонечко их куда-нибудь запихните. Да, кстати, про трубку вашего героя: выплюньте вы ее, Бога ради. Откуда он ее взял? Зачем он с ней выпендривается? На каких малолеток пытается произвести впечатление? Ему, понимаете, пижонить, а вам эту трубку то "перекладывать справа налево", то "раскуривать", то "выбивать", то еще чего похуже. Не нужна ему трубка. Если у него так уж сильно выражена оральная фиксация, - дайте ему чупа-чупс. Конфету съел, палку выбросил.

9. Если у вас в сюжете есть Мудрец (Учитель, Наставник, Всесгалактический Совет Высших Мудрецов и прочие просветленные квазигуру) - это уже не очень хорошо. Но если в конце повествования он (они, Они, ОНО) сообщает Герою, что начинать надо было с Е2-Е4, - это прямо очень, очень нехорошо. Если вам так уж хочется, чтобы Герою сообщили что-нибудь мудрое, - пусть Квазигуру сообщат ему, что у него, между прочим, детишечки голодные дома плачут, пока он тут шастает.

10. Кошка лишняя. Собака почти наверняка лишняя.
deilin: (Default)
http://isca-lox.livejournal.com/626392.html
Вот что меня сегодня порадовало. "Заповеди переводчика".
(P.S. к пункту 10. На моей работе гуглом пользуюсь только я (через мобильник), потому что у нас на работе мезозой - у редакторов нет компьютеров)

Итак, заповеди переводчика.
isca_lox, при участии sane_witch и willie_wonka.

1. Переводи быстро! Время - деньги, так что останавливаться и что-то проверять себе дороже!

2. Помни о том, что слово «контекст» придумали теоретики, которые ничего не понимают в практической работе. На самом деле такой вещи не существует – все слова всегда переводятся одинаково! Так что если тебе известно значение слова, незачем лезть в словарь и проверять, не может ли оно быть переведено как-нибудь еще.

3. Проявляй к словарям абсолютное доверие. Все, что написано в словарях- ПРАВДА! Словари пишут сверхлюди, а не простые смертные, так что не нам с вами сомневаться в их знаниях.

4. Постарайся пользоваться словарями размером поменьше - большие словари медленнее листать и тяжелее поднимать. К тому же в них слишком большой выбор, это может тебя смутить и замедлить работу.

5. Если в словаре нужной тематики слово не нашлось, поищи в другой. Не теряй надежды - если юридического термина нет в юридическом словаре, поищи в медицинском!

6. Никогда не думай над тем, что переводишь! Это а) сильно снижает скорость перевода б) ты можешь узнать из текста СТРАШНЫЕ ВЕЩИ! Так что НЕ ДУМАЙ ОБ ЭТОМ!

7. Не опускай при переводе слова и не добавляй лишние - если в исходном тексте их было пять, то и в переводе должно остаться пять! Пропускать при переводе слова - халатность, а добавлять свои - графомания!

8. Не меняй порядок слов! Ты не автор, а переводчик!

9. Сохраняй пунктуацию оригинала! Она одинаковая во всех языках!

10. Никогда не пользуйся Гуглом! Во-первых, зачем тебе Гугл, если у тебя есть словарь, во-вторых, в Гугле можно прочитать СТРАШНЫЕ ВЕЩИ! Так что не делай этого!

11. Никогда не пользуйся толковыми словарями, чтобы проверить значение слова! Они совершенно бесполезны - тебе не нужно понимать смысл слова, тебе нужно его всего лишь перевести!

12. Не перечитывай текст! Читать текст - дело клиента. Твое дело его набивать! К тому же, если тебя застанут за чтением собственного перевода, могут подумать, что ты занимаешься самолюбованием или что ты плохой переводчик и нуждаешься в редакторе. Хороший переводчик в редакторе не нуждается.

13. Постарайся передать все стилистические, грамматические и прочие ошибки, допущенные в оригинале. Иначе перевод будет неточным, а клиент может решить, что ты выпендриваешься и считаешь, что ты умнее него!

14. Добавь своих ошибок - для верности. Дай клиенту почувствовать себя умнее!

15. Не смущайся, если при переводе у тебя получается бессмысленный набор слов! Клиенту всегда можно показать словарь и пересказать пункт 2.

16. Постарайся не тратить времени на оформление текста. Ты же не дизайнер!

17. Географические названия пиши как тебе удобнее - общепринятые написания для пижонов.

18. Сокращения и аббревиатуры не переводятся, а оставляются на языке оригинала.

19. Если в тексте встречаются слова и фразы на других языках, отличных от основного языка перевода, не пытайся их переводить - для этого пусть нанимают других переводчиков.

20. Помни о том, что имена собственные можно писать любым удобным способом. Слухи о том, что существуют какие-то правила транскрипции, сильно преувеличены.

21. Делать примечания к тексту толкового, исторического или страноведческого характера - ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ дурной тон. Никогда не опускайся до этого. Для этого пусть нанимают редакторов.

22. Не пытайся сделать так, чтобы текст хорошо звучал по-русски. Во-первых, он перестанет быть похожим на оригинальный, и никто не оценит твою работу. Во-вторых, см. пп. 7,8 и 9. В-третьих, для этого пусть нанимают редакторов!

23. Кстати, про редакторов. Помни о том, что редактор вносит в твой текст изменения только для того, чтобы поглумиться и тебя унизить! Никогда не позволяй ему так с тобой поступать и отстаивай каждое слово! Не поддавайся, даже если его аргументы кажутся тебе разумными. Это иллюзия! Помни – уступишь один раз, потом придется уступать всегда!

24. Переводчики юридических и технических текстов – стремитесь к разнообразию. Для перевода одного и того же текста используйте как можно больше синонимов! Помните, что текст, в котором термины переведены однообразно, звучит убого!

25. Переводчики художественной литературы! Всегда русифицируйте "говорящие" имена и топонимы, причем чем понятнее это будет для среднего читателя, тем лучше. Это относится и к переводу с русского на иностранный.

26. Если у тебя есть подозрение, что тебе встретилось идиоматическое выражение, фразеологизм, пословица, поговорка, - гони от себя эту мысль и переводи всё буквально, как написано! Ты переводчик, а не специалист по фольклору!

26. Если в тексте встретились стихотворные строчки, обижайся, повышай плату заказчикам, поскольку ты не подряжался переводить ничего в рифму, а стихи оставляй на языке оригинала - так будет лучше всего, и никто ни в чём не сможет тебя обвинить.

27. Если тебе попался особо вредный клиент, который хочет, чтобы стихотворение обязательно было переведено, то выбери из него 2-3 ключевых слова и напиши с ними свое стихотворение! Поверь, перевод поэзии в принципе не возможен. Все умные переводчики поступают именно так!
Page generated Oct. 23rd, 2017 05:53 am
Powered by Dreamwidth Studios